Застрели меня тапочкой, милая
KISS (keep it simple, stupid!)
Название: Это не "белочка" - это медведь
Автор: Застрели меня тапочкой, милая
Форма: арт
Пейринг/Персонажи: лопатные еноты, сибирский медведь и ящик водки
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: PG-13
Размер: 800х450
Задание: Герои попадают в Сибирь зимой. -40 по Цельсию, водка и медведи.
Примечание: Енот присутствует в каноне сериала. Написано на WTF Combat 2013.
Предупреждения: употребление алкоголя животными.





Название: Их спасет только чудо
Автор: Застрели меня тапочкой, милая
Бета: WTF Victorious
Размер: мини, 1 276 слов
Пейринг/Персонажи: Джейд Вест, Тори Вега, Кэт Валентайн, Робби Шапиро, Бек Оливер, Трина Вега, Андре Харрис, Эрвин Сайковиц, медведь и заяц.
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: PG-13
Задание: Герои попадают в Сибирь зимой. -40 по Цельсию, водка и медведи.
Примечание: Написано на WTF Combat 2013.
Предупреждения: 1. Автор склоняет несклоняемую фамилию Тори и Трины. 2. Автор не в курсе всех тонкостей авиастроения, и все описанные события ему кажутся местами абсурдными.

Нет. Никогда. Никаким образом. Ни в одном кошмарном сне она не могла и представить такой безумный вариант развития событий. Тори монотонно трет ладони в попытке согреть пальцы, но так и не может найти нужный ответ. Как? Как можно было лететь на гастроли в пугающую, но все же относительно теплую по прогнозу, Москву, а приземлиться где-то в хвойном лесу на заброшенном аэродроме черт знает в каких географических координатах. Хотя, если учесть, что первым и единственным пилотом частного самолета, который чудом арендовал Сайковиц, был он сам, то вопросы с логикой отпадают сами собой. Хуже лететь они могли бы только с Кэт. Но Валентайн сейчас спит на коленках Робби на соседнем кресле в салоне самолета через ряд от нее и, видимо, абсолютно не мерзнет, впрочем, как и не мечтает порулить указанным авиатранспортом.

***
Первый день был ужасен. Андре сразу понял, что сели они явно не туда, куда надо и блаженные мечты о новых русских фанатках он может спрятать туда же, куда и мечты о персональном катере в отдельном заливе. Ни тебе неоновых вывесок, ни огромных авиалайнеров, ни бодрого голоса диспетчера. Только лес, бескрайние поля снега, побитая взлетная полоса и полуразрушенное здание маленького заброшенного аэропорта, служившего перевалочным пунктом дозаправки лет, эдак, 20 назад. Любопытство изучения окрестной местности было моментально побеждено разумом: дверь в салон самолета они закрыли также быстро, как и открыли. То, что творилось с погодой за иллюминатором явно не походило на обещанные -16, а явно переваливало за -30, и это еще по скромным прикидкам неискушенной суровыми зимами младшей Веги. Снежная метель навязчиво добавляла пессимизма окружающему пейзажу, а также намекала на продолжительность их пребывания здесь. Взлететь при такой видимости не смог бы даже их преподаватель, разве что они бы долетели до ближайшего дерева. На их непонятливые взгляды Сайковиц лишь чуть замялся, почесал затылок и прокомментировал, что вероятно «перелетел» положенный маршрут, конечно же, совершенно случайно. Топлива у них осталось не так много как бы хотелось: хватит минимально обогревать салон продолжительное время, но все равно лететь без направления в такую метель он отказывается, внезапно тем самым проявив несвойственную ему рациональность. Услышав столь нерадостный рассказ, возмущенная Джейд тогда все-таки вышла из салона, натянув шапку на самые уши, и вернулась только через час – вся в снегу, злая как черт и с трофейным живым зайцем подмышкой. Отряхиваясь, девушка сказала, что провалилась в берлогу к медведю, почти рядом с аэродромом, и дурацкие полчаса потратила на то, чтобы решить – ткнуть массивное животное ножницами в бок в целях непроснувшейся самообороны или все же не стоит. Увидев, как замерзла Вест, Тори не придумала ничего лучше, как бросить все свои силы на поиски алкоголя для того чтобы растереть окоченевшие конечности неудавшейся грозе российских медведей. Вот эта проявленная инициатива была явно зря. В хвосте самолета, между ящиками еды, одеял и прочего хлама, стоял стройный ряд ящиков со спиртным. Как оказалось чуть позже – водкой, непонятно каким образом находившейся на борту. Хотя, кто говорит о разумности, если дело касается друзей Сайковица? Бутылок в этих ящиках было достаточно, чтобы споить всех окрестных белок и заставить их плясать канкан, стоя на передних лапах.
Все это было чертовски зря.

Второй день был также пропитан паникой, неизвестностью и философскими взглядами в окружающее пространство. А потом дни смешались так, что они с трудом отличали, где заканчивается утро, а где начинается ночь, и не пропускают ли они какие-нибудь сутки. Часы им в этом нисколько не помогали – только одному еноту известно, в каком часовом поясе они застряли и какова на данный момент временная разница с Калифорнией. Непрерывная снежная метель закрывала небо плотной пеленой белых хлопьев и, похоже, блокировала сигнал спутника настолько, что никакой хваленый GPS, установленный на борту самолета, не мог показать их месторасположение, даже если по нему сильно стукнуть. Да и был ли этот спутник, учитывая, в какой глуши они оказались? Вокруг так ничего не изменилось: лес, снег и мифические медведи, о которых знала только Джейд. Теперь по вечерам они поют песни и делают вид, что стопроцентно завтра отправятся домой, а это – лишь очередное забавное приключение. Как Йерба, - там ведь все было гораздо хуже и их тогда даже успели посадить в тюрьму. А потом кто-то из них непременно идет в хвостовую часть и приносит оттуда бутылки, полные противного алкоголя, - Вега каждый раз проклинает себя, что нашла эти залежи, но ничего уже не может с этим поделать. Чаще всего это Сайковиц, который думает, что они забудут то, во что он них впутал. Но на самом деле, они давно его простили. Даже Вест, которая периодически выходит из салона, иногда прихватив с собой Бека, и обшаривает полуразрушенные постройки, вооружившись лишь ножницами и последними остатками чувства самосохранения, его простила и махнула рукой. Они все в одной лодке. Точнее, в одном самолете.

***
Младшая Вега вжимается в кресло и пытается сильнее укутаться в одеяло. Вся обстановка последних дней была похожа на дешевую комедию с не в меру истеричными комедиантами. Истерики, смех, слезы. Но ведь все могло быть гораздо хуже: у них есть еда, есть минимум тепла, позволяющий не израсходовать оставшееся топливо сразу и при этом не окоченеть от холода, есть надежда на то, что эта чертова метель когда-нибудь прекратится, и их найдут или, хотя бы, скоординируют в направлении полета. Она чуть приподнимается, оглядывается и смотрит в хвостовую часть, где Андре с Беком и Сайковицем играют в «русскую водку», сидя в форме почти идеального равнобедренного треугольника. Смысла этой игры Тори так и не поняла, потому что все, что они делают – это пьют после очередного рассказанного анекдота, сидя в самодельных шапках-ушанках, сделанных из стандартных униформ обслуживающего персонала, найденных в соседнем ящике. Трина, видимо, тоже сначала играла с ними, но бесспорно проиграла, потому что сейчас она спит в обнимку с парашютом и бормочет что-то нараспев, похожее, партию из ее мюзикла про Чикаго, что так и не стал драмой, застряв на комедийной абсурдной составляющей. И заяц, притащенный Вест в первый день, мирно посапывает у той под боком.
Их спасет только чудо.
Она обреченно вздыхает и чуть не подскакивает, когда Джейд садится рядом, убирает подлокотник, отделяющий их друг от друга, и бесцеремонно вторгается в тепло одеяла Веги. Тори не успевает возмутиться столь непривычному нарушению личного пространства ее одеяла, теряя дар речи от такой наглости, а буквально через секунду Джейд укрывает их еще одним одеялом поверх того и накрывает всю эту конструкцию тонким серебристым спасательным одеялом из аптечки.
– Слои, Вега, – словно глупой объясняет она, методично подворачивая края постельного гардероба, – воздух. Слои. Прогревание. Курс начальной физики в школе.
Спорить с Вест – это занятие для самоубийц и глупцов, с ненужным риском потерять внезапно предложенную помощь. А Тори уж никак не хочет причислять себя ни к тем, ни к другим. Она чувствует, как тепло постепенно разливается по всему телу, начиная от левого бока, где сидит Джейд, и думает, что это не самый плохой вариант, который мог бы с ней приключиться.
– Расскажи что-нибудь, – вскоре полусонно просит она, забывая о том, что любое лишнее движение грозит ей пинком с кресла и обнимая подозрительно несопротивляющуюся добытчицу диких ушастых зверей.
– Спи, Вега, – вздыхает Вест и через несколько минут серьезно добавляет, - я жаловалась на тебя медведю. Ну, тому, к которому провалилась в первый день. И этот чертов заяц ко мне привязался именно тогда…
Тори хихикает и думает, что надо ответить что-то остроумное и в духе гринписа, но сон приходит к ней быстрее, чем реакция ее утомленного разума. Ей снятся медведи, играющие на балалайках и пьющие водку, расположившись вокруг их самолета, и фиолетовый жираф Кэт, говорящий голосом диспетчера, что следующая остановка: «алкогольный делирий», а потом их всех все равно спасут. Она сильнее вжимается во что-то теплое рядом с собой и, наконец, проваливается в спокойную темноту.

Завтра Вест с Беком найдут три здоровые запаянные канистры с топливом сомнительного качества в подвале полуразрушенного аэропорта, а еще через два дня метель уляжется, и они все-таки вырулят на взлетную полосу. Им вслед будет смотреть сонный медведь, вылезший из полуразрушенной берлоги и сожалеющий о том, что он опять все пропустил.

@темы: все в кучу и с лопатой, арт, Подсесть на фанфикшн было не сложно, страшно с него оказалось не слезть, victorious, tv, WTF Combat 2013, криворукий лось